Вверх

Интервью с художницей: Варвара Кулешова

3A1A0194

На персональной выставке «Дом музыки» в Most Wanted Gallery художница Варвара Кулешова поделилась личной историей отношений с Домом музыки на Космодамианской набережной в Москве.

Возникновение интереса к собственному неприятию эстетики здания, стремление понять, неизбежный контакт с объектом раздражения, изменение эстетических предпочтений и представлений о красоте.

Мы поговорили с Варварой об эстетическом наслаждении, архитектуре и смене парадигм.

Как меняется отношение к предметам и становятся диаметрально противоположными — от отрицания к восхищению? Как это отражается в твоих работах? Работает ли это в обратную сторону — от восхищения к отрицанию?

Кажется, для перемены взгляда на что-либо достаточно двух факторов повторение и продолжительное время. В моем случае это была неизбежная ежедневная встреча с домом. Открытым для меня остается вопрос переключения от восхищения к неприятию, такой опыт может быть травмирующим.

Мне близко холистическое мышление, я отслеживаю множество факторов, влияющих на мою художественную практику. Так вышло, что контакт с домом музыки и мои поиски в монохромной абстракции совпали, и здесь произошло двустороннее влияние.

Главная работа в серии Дом музыки 2, именно с ней произошло первое «переключение». Дальше были эксперименты, результатом которых стал персональный проект в Most Wanted Gallery. Отчетливо помню день, когда поняла, что эта композиционная неразбериха, сомнительность, разобщенность, неспособность изображения собраться в отчетливый образ, изображение на грани пошлости, ошибки, но не той, что мы сейчас привыкли принимать в современном искусстве в виде глитчей, нарочитой неряшливости и так далее, а самой настоящей ошибки это реальность. Все то же самое одновременно происходило в моих отношениях с домом.

Поделись местами / зданиями / объектами в Москве, с которыми у тебя сложились «особые отношения»

В Москве я не так давно, не могу сказать, что что-либо в этом городе меня захватило так, как Дом музыки. Архитектура Москвы как и сам город это для меня большое нелепое существо с шести-тонным скрипичным ключом на голове. Оно не отвечает базовым потребностям общества и отдельного человека, это тело формирующееся в контекста капитализма и невежества. Дом музыки самый яркий представитель ансамбля. Размах этого безумия меня восхищает. 

В чем для тебя выражается эстетического наслаждение? Опиши его в цвете и формах, звуках и запахах.

Смотрение, путешествие взгляда, в котором восприятие окружающей реальности углубляется, уточняется, но при этом смягчается.

Я запомнила встречу с картиной Ротко на ретроспективной выставке Хаима Сутина в Пушкинском музее. Это была одна из работ конца сороковых, когда Ротко только начал делать свои «цветовые поля». Я просто оцепенела от восхищения и до сих пор помню это ощущение, хотя не уверена, что смогла бы жить с той картиной в одном помещении, слишком сильный поток, а дома мне хочется покоя.

Также очень люблю ходить на рынок в Азове, там продукты и одежда, лоток с рыбой, потом веники и лопаты, после лоток с нижним бельем со всевозможными паттернами, кружевами восторг!

Люблю запах торфа, все оттенки зеленого, обожаю, когда на новой вещи появляется первая царапина, а лучше, чтобы сразу вещь была с дефектом.

Работая над картиной, я на время переношу ее в спальню, чтобы смотреть перед сном и утром, когда просыпаюсь.  Я это делаю, во-первых, чтобы понять степень готовности работы, во-вторых, проверить, выдержат ли эти отношения «проверку временем», не «опустеет» ли изображение, не превратится ли в часть интерьера, формата декоративной штукатурки. Это тоже форма эстетического наслаждения: смотрение + анализ.