Вверх
  • 24 апреля мы работаем до 19:00
  • Вход — со скидкой 50%

Совместная выставка Кирилла Кто и Татьяны Будяк «Нейросеть тоже так может», галерея Syntax

Совместная выставка Кирилла Кто и Татьяны Будяк «Нейросеть тоже так может», галерея Syntax

Торжественные слова «художественная династия», казалось бы, совсем не подходят для Татьяны Будяк и Кирилла Кто. Ведь под династией обычно подразумевается альтернатива школе, домашняя академия, где тайны мастерства передаются от старшего поколения к младшему не в классе, а по воздуху — благодаря самой творческой обстановке дома-мастерской. Но оба, мать, инженер-физик по профессии, и сын, не имеющий никакой профессии, кроме уличного искусства, автодидакты, и каждый из них шел к своему мастерству — мозаичных или текстовых композиций — самостоятельно, своим отдельным путем. К тому же династия предполагает такое вхождение в мир искусства, когда младшие следуют проторенной дорожкой старших. Но это сын, к двадцати пяти годам сделавшийся мэтром российского стрит-арта, помог матери, начинающему дизайнеру, в ее галерейно-выставочной карьере. И все же их можно назвать династией: обоих художников роднит напряжение внутреннего конфликта — между утопией свободного искусства в общественном пространстве и практикой ин-терьерного станковизма, между камерностью формата и монументальными амбициями, между мечтой об улице и реальностью комнаты, выходить из которой, как известно, ошибка.

Мозаики Татьяны Будяк, собранные не из смальты, а из осколков кафельной плитки, невелики по размерам, но их нетрудно принять за эскизы к гигантским декоративным панно. Эти мнимые эскизы невольно напоминают о монументальном искусстве времен оттепели и застоя, о мозаичных композициях, предельно схематичных или вовсе абстрактных, что предназначались для архитектурных ансамблей советского послевоенного модернизма. Таким заповедником модернизма 1960-х и был Зеленоград, столица советской микроэлектроники, где Татьяна Будяк работала инженером и где родился Кирилл Кто — кафель для материнских мозаик он находил на помойках или в идущих под снос домах, дрейфуя по городу. Из этого мусорного материала составляются воспоминания о несостоявшемся будущем — в 1990-е, когда утопия наукограда осталась в прошлом, зеленоградские мозаики, как и мозаики на всем пространстве бывшего СССР, стали ветшать и уничтожаться. Однако на смену отжившему монументальному проекту сам собой пришел другой, стихийный: бетонные джунгли модернистских районов оказались естественной средой для хип-хоп-культуры и граффити — к концу 1990-х на счету Кирилла Кто было устройство первых граффити-фестивалей в Зеленограде. Советский монументализм и постсоветский стрит-арт — династическая преемственность парадоксальным образом сказывается в том, что мать и сын обра- щаются к последовательно сменившим одна другую формам дизайна городской среды. Утопия анархистского уличного искусства тоже быстро потерпела поражение: социальные сети, урбанистическая апроприация, борьба с вандализмом — все это уводило художника с улицы в мастерскую. Но игривая разноцветная кириллица Кирилла Кто, даже в переводе со стены на холст, сохраняет память о языке улицы, о живой разговорной речи.

О художнике: 

Кирилл Лебедев (Кто) родился в 1984 году в Зеленограде. Участник арт-групп «Зачем?» (2002– 2009) и No Future Forever (2005–2009). Сокуратор проекта «Стена» (Центр современного искусства «ВИНЗАВОД», 2010–2013), инициатор и организа- тор первой в России премии в области уличного искусства «уЛичный вклад» (2013), соорганизатор персональной выставки Паши 183 «Наше дело подвиг!» (Московский музей современного искусства, 2014). 2012 – включен в список 50 самых влия- тельных людей в русском искусстве (по версии журнала “АртХроника”, Москва). 2013 – включён в список 20 самых влия- тельных художников (по версии журнала Artguide).

Для корректной работы сайта рекомендуется отключить VPN.

x