Вернуться наверх

«Текущий кризис будет способствовать дальнейшему увеличению прозрачности рынка искусства»

«Robb Report Россия» пообщался с сооснователем арт-платформы Cube. Moscow Еленой Белоноговой о новом проекте «Портрет коллекционера в действии», жизни российского искусства после 24 февраля и позитивных сценариях будущего

Куратор выставки Надежда Миндлин и сооснователь арт-пространства Cube. Moscow Елена Белоногова

Расскажите про проект «Портрет коллекционера в действии». В чем его идея? Как она родилась?

Честно скажу, его идея принадлежит не мне, а Надежде Миндлин — куратору выставки. Она хотела показать портрет создателя коллекции через выставку произведений искусства, находящихся в его владении. Выставка динамическая, ее идея — показать, как потенциальный коллекционер встречается с произведениями искусства в выставочном зале, а затем они попадают в его дом. Поэтому для оформления первого этапа выставки выбран такой минималистичный стиль: белый зал, в котором коллекционер и знакомится с произведениями, изучает их и понимает, что хотел бы заполучить их в свою коллекцию.

Открывает проект выставка работ Олега Целкова из вашей коллекции. Вы помните, как познакомились с его творчеством? Как и почему приобрели его первую работу?

Работы Олега Целкова — знаковые для меня, они не были первыми в моей коллекции, но, столкнувшись с ними, я впервые почувствовала желание владеть произведением искусства. В оригинале я увидела работы Олега на выставке русского искусства в Лондоне в галерее Saatchi, они меня поразили, у меня произошла какая-то внутренняя синергия с работами Целкова.

Когда я начала покупать произведения искусства, мне просто хотелось, чтобы на стенах моего дома висели качественные работы, я не думала о них как о коллекции. Принимая решение о покупке, я часто консультировалась с каталогом Sotheby’s 1988 года — единственный раз, когда этот аукционный дом провел торги в России. Я не задумывалась над тем, современное это искусство или нет. Просто делала выбор, исходила из личных предпочтений. Тогда у меня еще не было экспертизы и насмотренности, чтобы выбрать талантливых молодых художников, поэтому я выбирала среди работ уже состоявшихся авторов.

Проект «Портрет коллекционера в действии»

Проект «Портрет коллекционера в действии» — долгоиграющий? Вы планируете другие выставки в его рамках?

Проект изначально задумывался как серия выставок с работами из моей коллекции. Так что впереди посетителей ждет продолжение. Следующая выставка будет посвящена похожему с текущей выставкой временному периоду. На ней, в том числе, будут представлены работы Леонида Пурыгина. Интересно то, что сначала работы Пурыгина я совсем не понимала — какая-то лубочная и детская живопись.

Но с ростом насмотренности пришло не только понимание, но и любовь к его творчеству. Похожая ситуация произошла с Евгением Антуфьевым — еще один художник, любовь к которому пришла не сразу, а потом отношение изменилось. Одна из последних работ, купленных в частную коллекцию, — это скульптура Антуфьева. Вот так, можно сказать, растет и взрослеет коллекционер.

Продвижение коллекционирования как образа жизни — одно из направлений деятельности Cube.Moscow. Поэтому и по завершению серии из моей коллекции выставки коллекционеров искусства в Cube будут продолжаться. Я считаю проведение таких выставок необходимым, так как они могут способствовать развитию рынка искусства через создание ролевых моделей коллекционеров. Заражая примером, показывая, как искусство меняет качество жизни к лучшему.

Работа Олега Целкова из коллекции Елены Белоноговой

Работы других художников из вашей коллекции как-то связаны с творчеством Целкова? По стилю, жанру, художественному языку…

Прямой связи нет, но когда я думаю о вашем вопросе, то понимаю, что в коллекции много работ с прямым посылом, четкими формами и яркими цветами.

Обычно я принимаю решение о покупке работы эмоционально, не задумываясь, гармонирует она с другими работами в собрании или нет. Скорее всего, общая линия коллекции когда-нибудь выстроится, но, думаю, этих линий все же будет несколько. Потому что уже сейчас в моей коллекции есть работы нескольких направлений.

С какими трудностями вы столкнулись сейчас из-за той ситуации, в которой оказалась наша страна?

Мы все сейчас проходим через турбулентные времена, но нужно сказать, что весь наш путь был непростым. 23 апреля Cube. Moscow исполнилось три года. Когда мы открывались в 2019 году, мы не могли и предположить, что придется закрыть выставочное пространство из-за пандемии, не отработав года. К счастью, мы прошли тот кризис достойно и успешно. Сразу после возвращения к выставочной деятельности у Cube значительно повысилась посещаемость, к нам пришли зарубежные галереи, зарубежные выставки, чувствовалось, что жизнь возвращается.

А потом случилось 24 февраля. У нас в этот день был запланирован арт-уикэнд — ежемесячный вернисаж Cube.Moscow. Было сложно понять, насколько все серьезно. Мы разговаривали о приходе на вернисаж представителей японского бизнес-сообщества, у нас открывалась выставка NFT, которая проводилась в нескольких местах в мире при поддержке правительства Японии. К сожалению, 24 февраля японцы к нам не пришли, да и не только они одни. Мы отменили торжественное открытие, но оставили двери открытыми для тех, кто не получил сообщения об отмене.

Вскоре несколько зарубежных галерей заявили о закрытии и уходе. У галерей-резидентов существенно упали продажи, у некоторых до нуля. Это поставило под удар весь проект. Сейчас продажи возвращаются, но это все равно еще не рабочий уровень продаж.

Работа Олега Целкова из коллекции Елены Белоноговой

Что вы делаете для преодоления этих трудностей?

Я благодарна The Ritz-Carlton, Moscow — они нас поддерживают, пошли навстречу по коммерческим условиям, и мы снизили ставку для галерей, что позволило сохранить резидентов на площадке. Мы надеемся, что сможем пережить и этот кризис и чему-то научиться.

В свою очередь мы начали поддерживать художников через проект Cube open call, предоставляя пространства под выставки. Через этот проект у художников появляется дополнительная возможность не только заявить о себе, но и возможность продать работы. Мы серьезно развиваем онлайн-направление. Надеюсь, что в обозримом будущем откроем онлайн-магазин и аукцион. Работа в этом направлении активно ведется, но о сроках говорить рано.

Работа Олега Целкова из коллекции Елены Белоноговой

Уже год назад вы говорили, что быть россиянином сейчас — это стигма. Очевидно, что сейчас будет еще хуже. Российский арт-рынок надолго отделен от международного?

Это сложный вопрос, и вряд ли на него кто-нибудь сможет дать сейчас определенный ответ. Безусловно, некоторое время нам будет очень непросто. И с международными проектами, и с проектами зарубежных институций в России. Но я надеюсь, что, если в ближайшее время будет охлаждение с Европой и Западом в целом, то одновременно будет проходить и сближение с Востоком и Азией.

Российское современное искусство хорошо показало себя на ярмарке Art Dubai — к нему там не было предвзятого отношения. Но прогнозировать сложно. В целом охлаждение к искусству из России в мире есть и это, безусловно, является препятствием для его продвижения на международном рынке.

Сооснователь арт-пространства Cube.Moscow Елена Белоногова

Может ли это стимулировать коллекционеров приобретать работы российских авторов?

Хотелось бы дать позитивный ответ, но пока четкого ответа у меня нет и на этот вопрос. В целом большинство российских рынков сейчас переживает спад, поэтому многие люди, которые покупали и покупают предметы искусства, придерживают свои средства и даже используют их для поддержания оборотного капитала своих бизнесов и выплаты зарплат сотрудникам. Но я вижу, что рынок пытается стимулировать продажи: проводятся аукционы, хотя работы часто уходят по более скромным ценам, но продажи есть.

Я надеюсь, что текущий кризис будет способствовать дальнейшему увеличению прозрачности рынка искусства России. Важным инструментом станут онлайн-продажи, которые показали себя за пандемию инструментом, который помог выжить рынку искусства не только в России, но и в мире. Кроме того, именно онлайн привлек на рынок молодых покупателей 35−40 лет. Этот опыт, надеюсь, поможет и российскому рынку искусства.

Я жду появления новых маркет-плейсов и аукционов. Они уже появляются, несколько месяцев назад, например, запустился маркетплейс коллекционного дизайна manner-matter.ru, он мне очень нравится, если таких качественных проектов будет больше, то и интерес внутри страны к российскому искусству и дизайну будет расти. А аукционы — это в целом событийная история, которая привлекает внимание и к художникам, и ко всему рынку. Я очень люблю участвовать в аукционах, а теперь и сама работаю над запуском онлайн аукциона Cube.

Фото: Cube.Moscow

Текст: Антон Ширяев

Источник: robb.report