Вернуться наверх

Последняя битва

Инвентарь — сокровенная часть игры, скрытая от посторонних. Существа распадаются на предметы. Они оставляют не только клыки, языки, жвала, хвосты, но и реликвии, у которых есть свойства — два процента к скорости перемещения или три к уклонению. Так инвентарь становится складом воспоминаний, где всё перемешано. Спелый банан и Повышающая Проницательность Левая Перчатка Рассвета, померанцевый цветок и Шипастая Булава Гаснущих Звёзд, холодный бокал и змеи, прикидывающиеся Ботфортами Алой Зари. Цветы растут на лугах, плоды на деревьях, сокровища обретаются в подземельях. Но порой предметы не скрыты во мраке пещер, они на поверхности. Долина , где чёрный огонь, чёрное озеро, чёрные семена подсолнуха огорожены упреждающей лентой. Мерцающие в дали Кастет Серебристого Пламени равно Куриная Лапка Восходящей Удачи — причина пересечь местность, поместить в инвентарь искомые артефакты. Награда часто сопряжена с риском. Затерянный среди облаков Грот Розового Зефира, обитель Дикого Льва, Повелителя Жадности, что сторожит реликвии и остовы тех, кто пытался их обрести. Существа и предметы — части экосистемы миров. Непрерывная конвертация одного в другое. Когти существ оставляют следы на латах, когти, проданные старьёвщику, позволяют их починить.   Долгий путь не может быть непрерывен, усталость страшнее змеиного яда. И порой, покой может быть обретён не только в таверне. Так, в одном из миров его можно найти не во чреве кита, но в его ротовой полости. Летняя сцена китового рта, где красный бархат гортани стал фоном для представления. Пока продолжается действо, герои спокойны, ведь смех редкий гость в этих краях. Но после все покидают сцену. Неподвижна лишь притаившаяся за морским исполином змея, проглотившая кентозавра.  Одни миры непреложны и неизменны, другие подвержены искажениям. Так из разлома реальности прорастают стебли, вырывается пламя, лениво сочится вата. Каталогизация образов не есть способ их упорядочить или внести в кодификатор эмблем. Фолианты, их содержащие, давно покинули тихие своды книгохранилищ. Символы одного мира можно встретить в другом. И тогда взгляд на мгновение начиняет воспринимать происходящие старинной игрой, где среди множества знаков нужно найти парные. Так созерцание превращается в действие. Но когда сачок роговицы выловит все, то успокоившаяся поверхность вновь обращается в инвентарь. При распутывании клубка змей, становится ясно, что змея — путеводная нить, которую не перережет и веер ножей. Карта миров, Цепь миров — это змей, что кусает свой хвост. Бесконечность. Приключение никогда не закончится.

Автор текста – Евгений Кузьмичев

  • Дата:

    6 марта - май 2020

  • Галерея:

    Azot

  • Художник:

    Анна Андржиевская

Работы этой выставки