Вверх
  • 23 апреля до 16:00 будет ограничен осмотр некоторых экспозиций
  • Вход — со скидкой 50%

Искусство: Из чего собран Cube?

В самом центре Москвы, в здании отеля The Ritz Carlton, работает новое арт-пространство Cube.Moscow. Его основательницы Елена Белоногова и Надежда Зиновская — это тандем двух увлечённых бизнесом и искусством людей. После знакомства в бизнес-школе на программе «Арт-менеджмент и галерейный бизнес», они решили объединиться, посчитав своей главной миссией продвижение российских художников в России и за ее пределами.

1 Elena Belonogova i Nadezda Zinovskaya
Елена Белоногова и Надежда Зиновская

Почему вы решили открыться именно в этом месте?

Сначала у нас появилась идея создания некоммерческого проекта, но с финансовой точки зрения это, безусловно, было затратно. Мы начали искать решение, которое дало бы возможность создать успешный во всех отношениях проект. Тогда и родилась идея объединить свои усилия с галеристами, создать новую бизнес-модель и по-иному подойти к управлению пространством и программами. Сегодня наша идея дает возможность резидентам Cube. Moscow и проекту в целом объединять идеи и ресурсы, создавать совместные проекты и вместе представлять Россию на международных арт-ярмарках и фестивалях.

По нашему мнению, новаторство Cube. Moscow в том, что галереи объединены с нами не только единым пространством, но и совместными инициативами. Изменение в концепции скорректировало и размер пространства, для которого уже требовалось более тысячи метров. Мы искали площадку около 6 месяцев и в итоге нам повезло — мы нашли ее в здании отеля The Ritz-Carlton, Moscow. Здесь мы увидели дополнительные преимущества и возможности от потенциального соседства и сотрудничества. И мы не ошиблись. Специалисты отеля с нами сейчас активно взаимодействуют по ряду вопросов. Плюс отель добавляет инфраструктуру нашему проекту — всегда есть выбор места для проведения встреч и многого другого. С другой стороны, стало очевидным, что мы даем клиентам отеля особый новый опыт — в мире подобное встречается нечасто. Например, у The Ritz-Carlton в Сингапуре есть своя коллекция современного искусства, которая сама по себе входит в список достопримечательностей. Так что это интересное соседство для обеих сторон.

Какими проектами планируете удивлять в этом году?

Концепция Cube.Moscow намного шире, чем проекты в самом пространстве. У нас очень масштабные планы и наша выставочная программа уже вся расписана. В Cube. Space в этом году будут представлены несколько кураторских проектов, выставки галерей-резидентов, которые выйдут в выставочное пространство и вне своих основных проектов сделают совместные выставки. Параллельно в галерейной части пространства Cube. Galleries галереи будут представлять более 6 проектов в год. Каждые шесть недель мы будем приглашать к себе на арт-weekend самую широкую аудиторию. Мы готовим различные проекты и программы, чтобы Cube. Moscow стал платформой для сотрудничества галерей, художников, кураторов и других специалистов в области современного искусства, стал интересен самой широкой аудитории. В планах проведение региональных конкурсов, победители которых представят свои работы в пространстве Cube.Moscow.

С апреля мы запустим различные образовательные программы для специалистов и широкой аудитории, а 23 апреля в Cube. Moscow пройдет первый международный саммит коллекционеров Cube. Collectors, участие в котором примут крупнейшие международные эксперты из Великобритании, США, Нидерландов, Китая. Будем обсуждать роль коллекционера в мире искусства, особенности российского арт-рынка, а также как и из чего формируется коллекция и как современные технологии влияют на мир искусства.

izobr2
Открытие Cube. Moscow, 14 февраля 2019 года

Почему вы решили выступить именно посредниками между зрителями и галереями, представляющими современных художников? А не делать только выставочные проекты сами с нуля?

Нашей концепцией мы решили объединить все этапы, которые должны проходить художники. Мы делаем выставочные проекты с нуля, также галереи представляют художников, и это часть общей концепции. А пребывание галерей-резидентов в пространстве предоставляет возможность коллекционерам и любителям искусства его приобретать.

Какие задачи вы ставите своим проектом?

Мы много ездили на международные арт-ярмарки, биеннале современного искусства и интересовались тем, что им известно о рынке российского современного искусства. На наш вопрос, интересно ли российское современное искусство за пределами России, безусловно, все отвечали, да. Но, если мы начинали разговор о том, какие имена российских художников сегодня широко известны западному зрителю, то здесь возникало много вопросов. В какой-то момент стало очевидно, что информации крайне мало и нет англоязычных медиаресурсов, которые бы освещали эту тему. Швейцарский бизнесмен и коллекционер Ули Сигг, сделавший искусство современных китайских художников не только доступным, но и известным во всем мире, поделился своим опытом. Он рассказывал, как помогал художникам, как потом подключал правительство Китая и бизнес-сообщество, создавал фонды, премии для художников и критиков, сколько усилий пришлось приложить.

После долгих разговоров с Ули Сиггом, появилась идея создания в России нового проекта, патроном которого он выступил. Когда по нашему приглашению он приехал в Москву и увидел арт-кластеры, музеи и галереи современного искусства, познакомился с работами художников, мы долго обсуждали, что необходимо предпринять в России и какие связи нужно подключать, чтобы собрать единую стратегию для популяризации российского современного искусства в мире. После этого стало понятно, какую нужно строить программу для поддержки художников и как объединять усилия. Так и зародилась идея создать проект Cube. Moscow, перед которым стоят задачи продвигать русских художников на международном рынке, а также способствовать расширению знакомства российской аудитории с международным современным искусством.

Первой выставкой пространства Cube.Space стал проект куратора Ивана Новикова «Sans (T)Rêve Et Sans Merci». Специально для журнала «Искусство» Иван рассказал о замысле выставки и её ключевых работах.

«Своё название выставка получила из неоконченного текста «Капитализм как религия» Вальтера Беньямина, который разбирает структуру капитализма. Эта фраза как будто написана с ошибкой: то ли «без ошибки и прощения», то ли «без мечты и прощения»… И является очень вольной цитатой из Бодлера, где тот описывал ночную жизнь Парижа как нескончаемый праздник. В нём одновременно уживается упадок и радость жизни. Всё происходит одновременно. Капитализм передаётся ощущением бесконечного выходного дня без будней. Происходит инверсия чувств, больше не существует просто спокойного состояния. Этот мотив я хотел передать своей первой выставкой пространства Cube.Space.

izobr3
Вид экспозиции выставки «Sans (T)Rêve Et Sans Merci»

С одной стороны открывается площадка, которая крайне заинтересована в продвижении российского современного искусства и развитии арт рынка, но с другой стороны не совсем понятно, что же это такое. Как мы будем развивать эти рыночные отношения в сфере искусства? Тему капитализма было трудно избежать.

Мне показалось важным показать поколение художников 2010-х годов, которые уже, с одной стороны, не живут в состоянии спокойного режима — получаешь европейский грант и спокойно работаешь, а галерея тебя продаёт. Они всё время находятся в состоянии опьянённого праздника жизни, перманентного надрыва, который усиливается не только капиталистическим производством, но и социально-политическими особенностями нашей страны. С другой стороны, ключевой момент — всё это поколение 2010−15-х годов (или поколение «после 2014 года») выросло во время тотального проникновения интернета, как широкополосного, так и мобильного. Очень часто, искусство воспринимается через tumbler, instagram и facebook.

Художники отвечают на это всеобъемлющее влияние интернета другим ощущением тактильности и материальностью поверхности. С одной стороны, есть празничный, возможно чрезмерно яркий мотив в искусстве. У нас практически нет минимализма например. С другой стороны, присутсвует тотальное ощущение тяги к материальности, поверхности и прикосновениям.

izobr4
Ирина Корина «Зелёный шалаш»

Центральной на выставке является работы Ирины Кориной «Зелёный шалаш» — надувная скульптура шалаша Ленина в Разливе. Ира — безусловно художник другого поколения и относится скорее к нулевым годам, но она одной из первых в российском искусстве начала осмыслять эту новую цифровую поверхность. От неё вправо и влево раскидываются крылья — более концептуальное и более экспрессивное. Они по разному воспринимают физиологичность искусства. Интересно, что в российском современном искусстве отсутсвует номинальный концептуализм в его англо-американском смысле, который работает исключительно с идеями — у нас все работают с объектами.

В этом поколении самая эвемерная работа — это работа анонимного художника с Урала Udmurt — граффити на стене латиницей. Это древне-римская граффити, которое переводится как «папин бродяга, мамин симпатяга». Для нас непонятно, что оно обозначает, смешит и играет на контрасте своим расположением под отелем Ritz. Поэтому оно и воспринимается в первую очерель тактильно и визуально — скорее как рисунок. Художник специально использует особый маркер, подтёки для яркого эффекта.

Мы показываем парадоксальную ситуацию когда вроде бы в нашей стране утвердился капитализм (с некоторыми оговорками), буйствуют красками городские украшения круглый год и есть постоянного ощущение праздника. Всё вместе это пугает и создаёт атмосферу острого переживания и эмоций. Для меня было интересно показать в этой выставке новое поколение художников «после 2014 года», которые пытаются как-то это осмыслить. Одна из ключевых характеристик — важность материальной составляющей работы. Она даже порой может быть главнее пластического решения. У каждого художника своя, особая материальность. Важно, что даже на экране каждая работа передавала особую её материальность и уникальность.

Работа Оли Гротовой, например — это шелкография, которая отображает другую картину, и потом смыта и размыта. Для неё очень важно это странное переложение холста в шелкографию и обратно. Или работа Наташи Тарр — ручная набивка, как татуировка, обязательно на натуральном шёлке и на льне. Это принципиально! Ведь тогда работа по другому воспринимается.”

izobr5
Ольга Гротова «Без названия», 2017

ИСТОЧНИК

Для корректной работы сайта рекомендуется отключить VPN.

x